Верховный Суд встал на защиту главного редактора газеты — IMLEX.PRO
imlex@imlex.pro +7-922-204-13-31

Верховный Суд встал на защиту главного редактора газеты

Imlex, суд, СМИ, медиа

11 января 2016 года судья Верховного Суда РФ С.Б. Никифоров вынес постановление № 3-АД15-9, которым было отменено привлечение к административной ответственности главного редактора одной из местных газет г. Сыктывкара. До этого суды нижестоящих инстанций последовательно признавали главреда виновным по ч. 3 ст. 13.15 Кодекса РФ об административных правонарушениях. Спор длился больше года.

 

В конце декабря 2014 г. управление Роскомнадзора по Республике Коми, проводя мониторинг печати, наткнулось на статью, опубликованную в одной из местных газет, под заголовком «Отец: “Я пропил похоронные деньги дочери”». В материале сообщалось о противоправных действиях отчима по отношению к несовершеннолетнему ребенку, в результате которых девочка погибла. Текст статьи содержал подлинные имена ребенка, его родителей и отчима и сопровождался фотографией девочки. По мнению Роскомнадзора, публикация нарушала требования ч. 6 ст. 4 Закона о СМИ.

На главного редактора газеты как на должностное лицо, подписавшее в печать спорный материал и давшее разрешение на выход газеты в свет, был составлен протокол об административном правонарушении по ч. 3 ст. 13.15 КоАП РФ. На основании протокола мировой судья постановлением от 28 января 2015 г. привлек главного редактора к ответственности и наложил на него штраф в размере 30 тысяч рублей. Постановление обжаловалось сначала в городской суд, затем – в Верховный суд Республики Коми. Но все безрезультатно.

Судьи последовательно ссылались на часть 6 ст. 4 Закона о СМИ, согласно которой «запрещается распространение в средствах массовой информации, а также в информационно-телекоммуникационных сетях информации о несовершеннолетнем, пострадавшем в результате противоправных действий (бездействия), включая фамилии, имена, отчества, фото- и видеоизображения такого несовершеннолетнего, его родителей и иных законных представителей, дату рождения такого несовершеннолетнего, аудиозапись его голоса, место его жительства или место временного пребывания, место его учебы или работы, иную информацию, позволяющую прямо или косвенно установить личность такого несовершеннолетнего, за исключением случаев, предусмотренных пунктами 1 — 3 части четвертой статьи 41 настоящего Закона».

Позиция главного редактора заключалась в том, что данный случай как раз представлял собой такое исключение, когда опубликование данных о несовершеннолетнем и его изображения преследовало цель защиты прав данного ребенка. Статья 41 закона о СМИ при этом предусматривает, что опубликование соответствующих сведений и изображений должно осуществляться с согласия законного представителя ребенка, а также самого ребенка, если он достиг 14-летнего возраста. Согласие ребенка или его законного представителя не требуется, если получить такое согласие невозможно (например, в случае смерти), а также если законный представитель несовершеннолетнего сам является подозреваемым или обвиняемым в совершении противоправных действий в отношении ребенка.

Данное положение Закона означает, что размещение в СМИ или в сети Интернет подлинных сведений о ребенке, пострадавшем от противоправных действий, а также его голоса, фото- или видеоизображения возможно при одновременном наличии двух условий:

  1. Цель – защита прав и законных интересов несовершеннолетнего;
  2. Наличие согласия законного представителя ребенка, а также самого ребенка, если ему исполнилось 14 лет (за исключением указанных выше обстоятельств).

 

В рассматриваемом нами деле главный редактор представил суду письменное согласие отца несовершеннолетней девочки на опубликование имени ребенка и его фотографии. Однако суды, принимая данное доказательство, отказывались признать наличие другого необходимого условия: они не усматривали в данной публикации специальной цели – защиты прав и законных интересов несовершеннолетнего.  Заместитель председателя Верховного суда Республики Коми, оставляя в силе решения нижестоящих судов, указал в Постановлении от 13 мая 2015 г.: «Довод автора жалобы о том, что информация была распространена в СМИ в целях защиты прав и законных интересов несовершеннолетнего, не достигшего четырнадцатилетнего возраста и пострадавшего в результате противоправных действий (бездействия), является субъективной точкой зрения [главного редактора] и объективными данными не подтверждается».

Проблема доказывания цели состоит в том, что Закон четко не определяет, какие именно случаи следует рассматривать как связанные с защитой прав и законных интересов несовершеннолетних. Очевидно, что речь в каждом конкретном деле должна идти о конкретных нарушенных правах и интересах ребенка, а также о том, как соответствующая публикация или репортаж защитила (или должна была защитить) соответствующие права и законные интересы данного ребенка.

Доказать наличие такой цели в опубликованном материале главному редактору удалось лишь в Верховном Суде Российской Федерации. В Постановлении, принятом по делу, Суд согласился с позицией заявителя о том, что материал «был опубликован для полноты, всесторонности и объективности расследования уголовного дела, возбужденного по факту смерти несовершеннолетнего, установления всех обстоятельств случившегося, привлечения виновного к уголовной ответственности и, как следствие, посмертной защиты прав и законных интересов ребенка». Подспудно Верховный Суд напомнил и о презумпции невиновности: «Установление виновности предполагает доказывание вины лица в совершении противоправного действия (бездействия)». То есть, именно орган, составивший протокол об административном правонарушении, должен был доказывать наличие в действиях главного редактора вины, а не наоборот. Верховный Суд РФ отменил постановления нижестоящих судов и прекратил производство по делу.

Артур Мочалов

Сооснователь, управляющий партнер IMLEX.PRO, кандидат юридических наук